Репертуар
Спектакли
Труппа
Рудольф Фурманов
Влад Фурман
Пресса
История
Миронов
Для зрителей
Для Windows
Зеркало сцены

© 2005 г. Copyright. Cанкт-Петербургский театр “Русская антреприза” имени Андрея Миронова

© 2005 г.  Тексты, концепция. Елена Вестергольм

© 2005 г.  Оформление.  Пичугина Дарья

К началу раздела Рудольфа Фурманова

Рудольф Фурманов: «Театр – это организм, живущий жизнью всей России»

Автор: Ольга Петрова
Источник: «Программа передач Санкт-Петербургa»
№44 (2529), 19 октября 2004 г.

«Его фантазией и упорством сделанный театр, его ремонты и премьеры, его присутствие на подмостках и на экранах, а также на бумаге — все это знак удачи. То, что ему удалось уже сделать, — без Ангела невозможно. Его Ангел уранит и помогает ему», — это слова народного артиста России Андрея Толубеева из послесловия к книге Рудольфа Фурманова «Неугомонный». Книга — настоящая энциклопедия портретов множества актеров, с которыми довелось работать Фурманову за долгую жизнь в театре. Их же лица на сотнях фотографий можно увидеть и в фойе театра «Русская антреприза» имени Андрея Миронова. «Это и есть мои ангелы», — говорит художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств России Рудольф Фурманов.

— В прошлом году театр «Русская антреприза» имени Андрея Миронова отметил свое 15-летие. Чем живет театр сегодня?

— Новый сезон мы открыли премьерным спектаклем прошлого сезона — «Сенная лихорадка» по пьесе Ноэла Коуарда. Этот замечательный английский автор известен нашим зрителям по пьесе «Интимная жизнь», которую в течение многих лет играет в театре «Бенефис» Михаил Боярский. Когда формируется репертуар нашего театра, мы обращаемся как к классике (зарубежной, русской и советской), так и к современности. Классика представлена «Мертвыми душами», спектаклем, который идет на сцене уже 11 лет и является долгожителем «Русской антрепризы». На первом русском театральном фестивале в Париже наш театр занял первое место с «Мертвыми душами». В течение пяти лет у нас успешно идет спектакль «Обломов». Русская классика представлена и бессмертной чеховской «Чайкой», и спектаклем «Счастливчик», созданным по прозе Чехова. В репертуаре есть и советская классика — «Сорок первый» Бориса Лавренева. Сделаны две театральные редакции — под первым названием «Дорога в рай» и под нынешним — «Роковая любовь», с другими исполнителями. Время меняется, актеры взрослеют, и приходится производить актерские замены. Актер — это индивидуальность, и когда спектакль поставлен на одного актера, а потом появляется другой, меняется и механика режиссуры. Не случайно и во МХАТе, и в БДТ есть знаменитые спектакли, которые с разными актерами смотрятся совершенно по-разному. Зрители старшего поколения ходили в театр «на Яншина», «на Топоркова».

Если говорить о русской классике, то можно добавить, что у нас в репертуаре есть и «Скандал в «Пассаже» по Достоевскому, а главная тема нового сезона — это сценическое воплощение романа «Господа Головлевы» Салтыкова-Щедрина под названием «Господа Г.». В планах театра и три «Свадьбы» — Чехова, Зощенко и Брехта («Мещанская свадьба»). Я не знаю, пойдут ли они в один вечер или в разные — это зависит от режиссерской концепции. Сегодня в Петербурге в моде пьесы французского драматурга Эрика-Эммануэля Шмитта. На сцене БДТ идет пьеса «Загадочные вариации», в репертуаре театра имени Ленсовета — «Фредерик, или Бульвар преступлений» с Сергеем Мигицко. Алиса Бруновна Фрейндлих репетирует к своему юбилею на сцене театра имени Ленсовета пьесу Шмитта «Оскар и розовая дама». А мы готовим его новую пьесу «Малые супружеские преступления». Играть в ней приглашена из БДТ заслуженная артистка России Марина Игнатова в дуэте с заслуженным артистом России Евгением Барановым, который много и интересно работает в нашем театре. Это замечательный актер широкого диапазона. Большинство спектаклей по классике поставил главный режиссер нашего театра Влад Фурман, и я преклоняюсь перед сыном за то, что он так по-современному инсценирует классические произведения: это и «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, и «Крейцерова соната» Толстого, и «Скандал в «Пассаже» Достоевского.

— Наверное, сегодня формирование репертуара — дело нелегкое?

— Театр — это организм, через который проходит вся жизнь России. Мы чувствуем на себе несовершенство и налоговой политики, и трудового кодекса, по которому каждый гражданин может написать заявление об уходе за две недели, но при этом есть контракт на два года!

А если космонавт подаст заявление за две недели до полета? С космонавтом такого случиться не может. Мне хотелось бы, чтобы такого не было и с артистами. Я беру актера, шью для него костюмы, строю декорации и требую от него выполнения контракта. Раньше актеры играли в своих театрах. Помимо этого им разрешалась и концертная деятельность. Сегодня труппа города потеряла свое лицо. Некоторых артистов можно видеть на сцене двух, трех, а то и восьми театров. Конечно, в таких условиях вести репертуар, как говорили в старину, очень тяжело.

Сейчас витает идея создания дирекции императорских театров (?), где будут формироваться труппы государственных театров на два сезона или на сезон. На мой взгляд, хороших артистов, так же как и хороших футболистов, надо покупать, чтобы у них была и творческая, и материальная защита. Сегодня премию «ТЭФИ» дают сериалам, а их надо давать театрам (смеется), которые отпускают артистов на съемки, освобождают от репетиций, ломают репертуар. Сегодня назрела необходимость менять все театральное хозяйство. Мой театр называют единственным в России контрактно-репертуарным театром. Я за репертуар. Однако как может театр иметь большой репертуар при малой посещаемости? Посещаемость театров города плохая, особенно в сентябре. Я имею в виду посещаемость по продаваемым билетам. Конечно, если бесплатно приглашать общество театралов или студентов, то зал будет полон. Но я говорю о том, что театр должен зарабатывать деньги. Я вообще думаю, что государственный театр должен быть обеспечен государством: это и эксплуатация театра, коммунальные услуги, и обеспечение выхода спектакля, а те деньги, которые зарабатывает театр, — это деньги коллектива.

— При существующих условиях работы жизнь артиста получается довольно суетливой. А мы помним пушкинское «прекрасное должно быть величаво».

— Контрактная система, которая существует у меня в театре, хороша тем, что срывов спектаклей почти не бывает. Однако ответственность артистов зачастую невысокая. Артисты набирают много работы и могут опоздать утром на репетицию, а вечером даже на спектакль. А на памяти у меня — другое. Лет восемь назад я пригласил на замену в одном из спектаклей Евгения Алексеевича Лебедева. Лебедев сказал: «Как жаль, что ты позвонил мне после обеда. Обычно в день спектакля я не обедаю». В день спектакля Лебедев выпивал чашку кофе с шоколадом и приходил в театр за полтора часа до начала. А сегодня артист, снимающийся в кино, может сказать мне, что у него завтра примерка костюма в Москве и прийти на репетицию он не сможет. Обо всем этом мы уже разговаривали и в Комитете по культуре, и с губернатором Валентиной Ивановной Матвиенко. Возможно, у артиста должен быть свой трудовой паспорт, где расписаны его текущие и перспективные планы, и, конечно, он должен получать зарплату значительно выше, чем сегодня.

— Но несмотря ни на что зрительный зал в вашем театре почти всегда полон, а ваши спектакли и артисты не первый год номинируются на высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой софит»...

— Да, и в этом, юбилейном, десятом «Золотом софите» мы участвуем в двух номинациях. В номинации «Лучший спектакль года на Малой сцене» мы представляем «Гупешку» по пьесе молодого талантливого драматурга Василия Сигарева в режиссуре Влада Фурмана. В спектакле заняты замечательная Нелли Попова (ее зрители еще не видели такой необычной) и блестящие Евгений Баранов и Михаил Разумовский. «Гупешка» играется кровью и болью сердца, а Сигарева можно сравнить с молодым Вампиловым. 26-летний драматург написал уже 15 пьес и стал лауреатом многих литературных премий.

В номинации «Лучшая женская роль» — народная артистка России Ольга Сергеевна Антонова сыграет роль Джудит Блисс в «Сенной лихорадке».

То, что мы номинируемся в «Золотом софите», — это уже большая радость для нас. Ведь именно Театр выявляет действительно лучших актеров и формирует настоящий художественный вкус. На протяжении жизни я работал с нашими лучшими актерами — Николаем Симоновым, Владиславом Стржельчиком, Вадимом Медведевым, Евгением Лебедевым, Иннокентием Смоктуновским, Андреем Мироновым... Их памяти посвящен спектакль нашего театра «Ах, какая это была удивительная игра!». Продукция, представленная сегодня на экране ТВ, зачастую оставляет желать лучшего. Действующий здесь пресловутый рейтинг приводит к тому, что с утра до ночи нас пичкают плоскими шутками «Аншлага». В то же время такой неординарный фильм, как «Три цвета любви», одного из самых интеллигентных и талантливейших наших режиссеров Дмитрия Светозарова, снятый им по заказу государственного канала «Россия», лежит на полке рядом с редко показываемыми фильмами Тарковского и Германа.

— За последние годы вы много работали и в кино, и на телевидении. Как все это сочеталось с работой в театре?

— Я снялся у Виктора Сергеева во второй части «Бандитского Петербурга», у Дмитрия Светозарова в телефильме «По имени Барон» и в сериале «Агент национальной безопасности». В фильме Светозарова «Танцор» я сыграл... 10 ролей, а актер Борис Хвошнянский, исполнитель главной роли, пришел ко мне в театр, попросился на работу и уже сыграл главную роль в спектакле «Похищение» по пьесе Василия Сигарева. Так что многие из артистов, с которыми я встречаюсь на съемочной площадке, становятся актерами моей контрактной труппы. На Пятом канале Петербургского телевидения я сделал тридцать авторских программ о замечательных артистах, с которыми свела меня жизнь. Программы объединяло название «У меня еще есть адреса».

Но вот чего я никогда не смогу сделать, так это уйти из театра. Даже когда я улетаю на съемки, я звоню в свой театр, и оттуда мне тоже непрерывно звонят...