Репертуар
Спектакли
Труппа
Рудольф Фурманов
Влад Фурман
Пресса
История
Миронов
Для зрителей
Для Windows
Зеркало сцены

© 2005 г. Copyright. Cанкт-Петербургский театр “Русская антреприза” имени Андрея Миронова

© 2005 г.  Тексты, концепция. Елена Вестергольм

© 2005 г.  Оформление.  Пичугина Дарья

К началу раздела Рудольфа Фурманова

****

Автор: Наталия Сидорова

Предстоящая реформа системы государственного театра в России дала повод для бурных дискуссий среди актёров, режиссёров и организаторов театрального дела. Самый главный вопрос — как обеспечить достойное существование тем, кто играет, ставит, оформляет спектакль, сохранив при этом высокий творческий уровень постановки. Забота это государства, спонсоров, меценатов или менеджеров? Своими размышлениями сегодня делится создатель первого в России (постсоветского периода) негосударственного театра, соединившего в своей модели все достоинства русского регулярного репертуарного театра и подвижной западной модели театральной антрепризы — художественный руководитель Санкт-Петербургского театра «Русская антреприза» имени Андрея Миронова, заслуженный деятель искусств России Рудольф Фурманов. На примере его театральной деятельности по созданию театра сегодня защищается докторская диссертация московским искусствоведом Еленой Стрельцовой, которая выпускает книгу об истории русской театральной антрепризы, героем которой является наш собеседник.

— Реформа государственному театру нужна давно. И не только государственному. Это мы так по привычке повторяем, хотя формы собственности и учреждения давно уже стали разными. Общее только одно — театр это некоммерческое учреждение, хотя по закону имеет право проводить различную деятельность для процветания театра, проще говоря — вкладывать денежные средства в развитие своего театра.

В России до сих пор нет Закона о театре. Это позор! Мы, как бедные родственники, руководствуемся лишь «Положением о театре», которое, оцените формулировку, является обязательным только для федеральных театров, а для остальных (городских, областных, муниципальных, театров, учрежденных гражданами РФ на полном самофинансировании, каким является наш театр) примерным. Но в этом «Положении» почти ничего нет, о том, как должен существовать театр — в так называемых рыночных отношениях (которые к тому же каждый понимает по своему). Я боюсь, что слово «капитализм» и «рынок», многие необразованные господа могут понимать только однозначно — купить здание МХТ и устроить там казино, выкупить землю Абрамцева и настроить коттеджей (что уже сделано), превратить Дом ветеранов сцены, построенный Марией Гавриловной Савиной в живописном месте на берегу залива в коммерческий центр отдыха или в ещё что-нибудь и т.д., и т.п.

Мы говорили об этом с Олегом Павловичем Табаковым во время гастролей МХАТа в Питере, и он сказал однозначно: я должен зарабатывать деньги сам. И он прав, государство же обязано поддерживать в рабочем состоянии театральные здания, особенно если это памятники архитектуры.

Наш театр имени Андрея Миронова себя окупает, хотя у нас всего 200 мест и билет стоит не дороже 350 рублей. Мы не имеем постоянных спонсоров, как многие другие театры. И мы не антреприза, наводнившая сегодня города и веси России пятисортными постановками. Мы театр с серьезным классическим репертуаром. На нашей афише — Гоголь, Щедрин, Чехов, Достоевский. Значит, можно так вести дело, чтобы быть просветительским театром.

Мне кажется, что не может быть единого рецепта. Должен быть разработан подвижный механизм, который позволит такому незащищённому и творческому организму, как русский театр, не только существовать на выручку от продажи театральных билетов, но и иметь вливания от меценатов. А для этого государство должно позаботиться, чтобы меценатам было это выгодно. Т.е. пересмотреть налогообложение. Но тут, мне кажется, прямо беда какая-то. Как! Сделать налоговую льготу! А какие деньги уплывут мимо нас! Вот так и думают чиновники. А задайте себе банальный вопрос: построил бы МХТ Константин Сергеевич без своей золотонитяной фабрики, да без помощи Морозова. Почитайте его письма первых лет, где, помимо святого искусствa, только и разговоров: хватит — не хватит денег, чтобы вытянуть детище, а что будет, если Савва Тимофеевич снимет свою «дотацию». А ведь несколько раз так и было!

Мне кажется, что достичь самоокупаемости, о которой говорят, как об одном из основных аспектов театральной реформы, можно только при контрактной системе для всех актеров. На один-два сезона... Но! при высоких ставках. Сегодня же одного и того же актера можно увидеть на сценах нескольких театров, и еще в антрепризе. И начинается катавасия с утверждением ежемесячного репертуара — мы не можем составить репертуар, не получив репертуара на месяц БДТ, театра Комедии, Комиссаржевской и так далее.

Можно привести примеры многих актеров, занятых в коммерческих разовых антрепризах, у которых даты спектаклей хозяевами антреприз (Трушкин, Колесник и т.д.) расписаны на год вперед. И артисты приходят в свой театр, где лежит их трудовая книжка, и где им платят по разряду по государственной сетке, и просят не занимать их в такие-то дни, так как у них сторонний заработок. И так в каждом театре, и по половине труппе. Актеры бегают из театра в театр. Но в родном-то театре зарплата идет полностью. И никто эти несчастные государственные копейки с них не снимает. Я давно твержу нашим начальникам по культуре, что нужен репертуар на сезон, как это делается во всем театральном мире, но это действительно так. И тогда артист знает свое расписание занятости по спектаклям и репетициям на сезон. И на основе этого заключается контракт с артистом, каков гонорар за каждый спектакль, за каждую репетицию, обуславливаются внезапные замены. Вводы и т.д. Но все цивилизовано. И тогда съемки и работа артиста в частных антрепризах не будет мешать творческой деятельности гос.театра, а гос. театр, в котором лежит трудовая артиста, не будет мешать артисту творчески работать, сниматься и зарабатывать деньги. А сейчас, как репетиция, начинаются просьбы — отпустите, замените, у меня то, се… Конечно, у нас нет даже приличной актерской биржи, нет института актерских агентов, но если уж речь идет о Реформе, то только при наличии таких институтов возможно нормальное существование актеров.

Поэтому только договор для всех, никаких штатных единиц, и самоокупаемость. Если в театре аншлаг, основные наши труппы вполне могут и должны существовать от сбора публики.

Меня часто называют частным театром. Но частным в полном смысле слова театр может быть тогда, когда выкуплено здание, когда выкуплены, простите, артисты, т.е. с ними заключены долгосрочные монопольные контракты.

В любой стране мира государство поддерживает некоммерческое искусство. Иначе искусству не прожить. А можно сказать и по-другому — а что такое государственная поддержка некоммерческого искусства, театра, учреждения культуры? А? Это не в последнюю очередь — содержание материальной части — здания, зала, оборудования. Вот это забота государства. А если государство особо заинтересовано в каком-то конкретном спектакле, оно может дать деньги на его постановку. Хотите пропагандировать классику или серьезные современные пьесы — финансируйте. А собственные вкусы и предпочтения театры должны материально обеспечивать сами.

Я знаком с проектом театральной реформы и считаю его несостоятельным. Что такое попечительские советы, что такое гранты отдельным коллективам, кто их будет выбирать? Если творческий руководитель театра имеет имя, его работы постоянно пользуются успехом — дайте ему здание в безвозмездное пользование на несколько лет, чтобы он мог работать спокойно. Что касается грантов, то они не кажутся мне панацеей — известно, что люди работают на совесть, когда их заработок впрямую зависит от вложенного труда. Хотите большой гонорар — вертитесь, ищите репертуар, добивайтесь аншлагов. А гранты расслабляют, как всякое иждивенчество. То, что творится сегодня в системе государственных театров, я могу назвать только безобразием и ничем иным. Другое дело — стабильное и регулярное финансирование целых культурных программ.

Наш театр — это первый в России театр, который сочетает черты традиционного репертуарного театра и антрепризной труппы. Мы поднимаем занавес каждый день, выпуская по 3-5 новых спектаклей в сезон.

Если же говорить о перспективе, то я бы возродил Дирекцию императорских театров, но, конечно, уже как государственных. Она могла бы заменить театральный отдел Комитета по культуре, и там лежали бы трудовые книжки всех актеров и режиссеров. Каждый театр мог бы оттуда набирать себе труппу, это что-то вроде актерской биржи. А оценивать работу театров нужно только по двум критериям — заполняемости зала и энергии аплодисментов. Публику не обманешь, она верит не критикам и театральным начальникам, а таланту мастера. Другого не дано.