Репертуар
Спектакли
Труппа
Рудольф Фурманов
Влад Фурман
Пресса
История
Миронов
Для зрителей
Для Windows
Зеркало сцены

© 2005 г. Copyright. Cанкт-Петербургский театр “Русская антреприза” имени Андрея Миронова

© 2005 г.  Тексты, концепция. Елена Вестергольм

© 2005 г.  Оформление.  Пичугина Дарья

К началу раздела Рудольфа Фурманова

Каждый режиссер мечтает быть актером

Автор: Светлана Мазурова

Одна из последних питерских премьер, о которой сегодня говорят, — «Господа Г.» по М. Салтыкову-Щедрину в «Русской антрепризе» имени Андрея Миронова. Поставил спектакль главный режиссер театра Влад Фурман. (И посвятил его памяти великого артиста Иннокентия Смоктуновского, игравшего роль Иудушки Головлева в постановке Л. Додина во МХАТе). Репертуар этого небольшого театра на Петроградской больше чем наполовину состоит из постановок «главного» и его отца — Рудольфа Фурманова, основателя и худрука. Оба они время от времени появляются на сцене в разных ролях. Оба заняты и в кинематографе: отец частенько играет у самых разных режиссеров, а сын снимает сериалы (несколько серий-«блоков» «Бандитского Петербурга», «Агента национальной безопасности», «Улиц разбитых фонарей»). Прошел слух, что Влад Фурман уезжает в Москву чуть ли не на год — снимать какой-то сериал. «РГ» решила узнать об этом, что называется, из первых уст.

В кино можно многому научиться

— О проекте рано еще говорить, я просто не имею на это права без разрешения продюсеров. Будет запущен новый сериал (12 серий), не продолжение «Бандитского Петербурга», как многие думают. Скажу лишь, что в нашем кинематографе на эту тему еще не было картин.

— Влад, как вообще вы, театральный режиссер, попали в кино?

— Кино появилось в моей жизни благодаря Владимиру Владимировичу Бортко, который совершенно неожиданно пригласил меня, — спасибо ему. Я даже сначала думал, что это розыгрыш! Я мечтал сам сняться! Книги Константинова («Адвокат» и «Адвокат-2») я читал, они мне нравились. Бортко свел меня с Андреем Бенкендорфом, замечательным киевским режиссером, и мы вдвоем снимали 19 серий «Бандитского Петербурга», блоки «Опер», «Журналист», «Арестант».

— Кино не «перетянет»?

— Нет, можно совмещать, что я и делаю уже года четыре. Удается выпускать по одному спектаклю в год. В прошлом году это была «Гупешка». И еще мюзикл «Сказка о потерянном времени» в детском театре «Карамболь». Ребята там талантливые, просто потрясающие! Я даже одну девочку снял потом в «Агенте...» В позапрошлом году поставил в Петрозаводске «Стеклянный зверинец». Надеюсь, в следующем году сделаю там «Коварство и любовь».

Вообще кино очень мобилизует. Там за достаточно короткое время ты обязан сделать сцену с актером так, чтобы она была достоверной. Репетировать приходится в экстремальной ситуации: например, на улице, где шумно и ходят зеваки... Я многому научился.

Шанс от рождения

В театральном институте Влад Фурман учился на курсе выдающегося режиссера Г. А. Товстоногова. Это был последний набор Мастера. Довести до конца своих питомцев он не успел...

— У нас были замечательные педагоги: Георгий Александрович вел нас три года; Аркадий Иосифович Кацман, Ирина Борисовна Малачевская. В Питере сейчас работают мои однокурсники Виктор Крамер (театр «Фарсы»), Вадим и Наталья Фиссон («Комик-Трест»), Сергей Русскин (в моих «Господах Г.» он играет Иудушку Головлева, в «Обломове» — Штольца, в «Мертвых душах» — несколько ролей). Мне довелось работать над пятым «блоком» «Агента национальной безопасности». Легко находили общий язык с Мишей Пореченковым, Андреем Зибровым. Мы, что называется, из одной среды: «стены» мастерской у нас были одни, этика театральная — одна, мастера закладывали нам одинаковые ориентиры в жизни.

— Поступить-то в театральный, на курс к самому Товстоногову, вам было несложно. Ведь ваш отец хорошо знал его...

— К Георгию Александровичу надо было идти подготовленным, он человек принципиальный. Я, конечно, комплексовал. Но у меня была программа, мне помогали близкие друзья семьи: замечательная актриса БДТ Валентина Павловна Ковель, режиссер Ян Борисович Фрид. Кстати, у нас на курсе был недобор: вместо 12 человек приняли 9, позже даже был объявлен дополнительный набор. Так что чужого места я не занимал. И доказываю это сейчас своей работой. Шанс мне дали, конечно, от рождения. А вот дальше надо самому доказывать, имеешь ли ты право заниматься профессией...

— Вопрос о том, кем вам быть, наверное, решился в семье легко, сам собой?

— Да, конечно. Я воспитывался в театральной среде. С пяти лет — театр, концерты, закулисье, гастроли. У меня и выбора-то не было. Хотя в школе у нас была практика — что-то, связанное с компьютерами, она проходила в университете. Но отец договорился, чтобы я поработал в БДТ помощником декоратора. И я, вместо того, чтобы разбираться в вузе в физике, в компьютерах, красил мебель в цвет слоновой кости для «Пылкого влюбленного» (это был знаменитый спектакль Товстоногова со Стржельчиком и Алисой Бруновной). Теперь я знаю, как разбавлять краски. (Улыбается). На большее я тогда не был способен. С бутафорией у меня не получилось (пробовал делать пистолеты для спектакля «Рядовые»).

— А артистом вы не хотели стать?

— Я иногда играю в спектаклях. Думаю, что, наверное, нет режиссера, который не мечтал бы быть актером.

В честь Стржельчика

— У вас дома всегда бывали самые знаменитые актеры и режиссеры...

— Отец с ними работал, делал концертные программы. Андрей Миронов, Анатолий Папанов, Юрий Никулин, Иннокентий Смоктуновский, Юрий Яковлев, Валерий Золотухин...

— Аркадий Исаакович Райкин. Дядя Зяма Гердт, — подсказывает отец.

Рассказывает Рудольф Фурманов:

— О рождении сына я узнал, когда был в гостях у актера Сергея Филиппова. Позвонил в роддом, и мне сообщили: «Сын!» Жена Филиппова Антонина Голубева, известная писательница, автор книги «Мальчик из Уржума», спросила:

— Сереженькой назовете?

Филиппов зашумел:

— С ума сошла?! В честь меня не надо! Они с Вадимом (Медведевым, актером БДТ) договорились, что назовут Владиславом в честь Стржельчика.

— Не в честь Долгоносика (так Голубева называла мужа), а в честь Кирова — Сергеем, а? — не унималась она.

Вырос Владик на глазах Медведева, Ковель. Они держали его на руках, когда ему был всего месяц. В три года он видел у меня на дне рождения Николая Константиновича Симонова. Владик тогда вырезал яблоко и стрекозу из журнала «Америка» для меня. Симонов спросил его: «А что ты папе подарил?» — "«Яблоко».

Когда Владику было пять с половиной лет, он впервые увидел Андрея Миронова, мы с ним встречали его в аэропорту. А у нас дома Андрей репетировал на том самом пианино, на котором Владик позже учился. И Валерий Золотухин играл на нем и пел. А Михаил Козаков ночью читал нам стихи...

Теперь уже мой сын растет в театре!

— Влад, уже можете назвать кого-то из известных актеров, знавших вас еще мальчиком, которые снялись у вас?

— Игорь Борисович Дмитриев и Владимир Михайлович Татосов видели меня еще во-от таким. (Показывает). Очень рад, что они снялись в «Улицах разбитых фонарей», в серии «Дуплет», замечательно сыграли! Приятно. Но и ответственно. Мне же, как вы понимаете, теперь надо соответствовать!

— А с кем познакомились на съемках, а потом и в театре работали?

— С Татьяной Дмитриевной Ткач мы познакомились на съемках шестого блока «Улиц разбитых фонарей» (серия «Пограничное состояние»). И в спектакле «Господа Г.» я предложил ей роль матери Иудушки Головлева. С Мишей Разумовским работаем и на съемочной площадке, и в театре. И с другими актерами, в Питере ведь буквально все они снимаются в сериалах.

— Во многих ваших спектаклях играет ваша жена Нелли Попова. И в кино у вас снялась. Говорят, ваша муза...

— Да. Я не избежал, как и многие режиссеры, соблазна занимать жену-актрису в своих постановках. Но она актриса сильная и умная, тут идет взаимный обмен. Никогда не утверждал Нелю на роль, которой бы она не соответствовала. Иногда меня даже спрашивают : «А почему ты жену не снимаешь в фильме?» Значит, не вижу ее в этой роли. И она это понимает.

— Теперь уже ваш сын живет в такой же обстановке, что и вы. Он еще не участвовал в спектакле?

— Нет. Алексею восемь лет. Однажды, он был тогда совсем маленький, ошибся дверью, вышел на сцену во время спектакля, крикнул маме, что он здесь. У нас в этот вечер в зале был Баталов. А как-то, действительно, чуть не сорвал спектакль. Шла «Моя парижанка». Лешка пошел искать маму, она в этом спектакле не играла. Он заблудился, выбежал на балкон. Рассказывали, что получилось смешно. Мало того, что герой-любовник увел чужую жену, она еще и с ребенком оказалась! Пришлось актерам как-то выкручиваться, обыгрывать эту сцену... Вчера он смотрел наш спектакль «Роковая любовь» по Лавреневу (постановка Влада Фурмана, в главной женской роли Нелли Попова). Не скучал, говорит. Ему даже понравилось.