Репертуар
Спектакли
Труппа
Рудольф Фурманов
Влад Фурман
Пресса
История
Миронов
Для зрителей
Для Windows
Зеркало сцены

© 2005 г. Copyright. Cанкт-Петербургский театр “Русская антреприза” имени Андрея Миронова

© 2005 г.  Тексты, концепция. Елена Вестергольм

© 2005 г.  Оформление.  Пичугина Дарья

Авторы спектаклей

ДЕТЕКТОР ЛЖИ

Комедия в 2-х действиях Василия Сигарева

Постановка
Валерий Гришко

Художник-постановщик
Заслуженный художник России
Владимир Фирер

Музыкальное оформление
Михаил Мокиенко

Ассистент режиссёра
Светлана Петрова

Звукорежиссёр
Богдан Зайцев

Художник по свету
Дмитрий Щепетков

Помощник режиссёра
Наталия Курылёва

Премьера назначена на 16 ноября 2007 года

Действие спектакля идёт с одним антрактом

В спектакле заняты:

Борис —

Засл.арт.России
Лауреат Российской Национальной актёрской премии имени Андрея Миронова
Евгений Баранов

Надежда —

Засл.арт.России
Лауреат Гос.премии
Мария Лаврова

Гипнотизер —

Народный артст России
Рудольф Фурманов

АВТОР О ПЬЕСЕ

... Иногда я становлюсь воздухом, сквозняком или тенью и хожу в гости к разным людям. К тем, что живут внизу, к тем, что живут в доме через дорогу, на котором кто-то, имевший к почтальонам личные счёты, сорвал номер. Бываю я и у них. У Бызовых. Их однокомнатная квартира находится в том самом доме без номера. Первый подъезд. Четвёртый этаж. Прямо. У них дверь ещё оббита реечками. А в центре двери — ромб с буквой «Б». Может быть, кто-то был у них? Хотя вряд ли ...

Так вот. Я поднимаюсь по лестнице, втискиваюсь в крохотную щель под дверью, из которой зимой поддувает и попадаю в длинную узкую прихожую, изуродованную пенопленом со сле-дами кошачьих когтей. На стене овальное зеркало, похожее на куриное яйцо, вешалка с тря-пичными висельниками и полочка для шапок, на которой зонт и хозяйственная сумка. «Не густо», — ехидно замечает маленький сгорбленный старичок-мещанин внутри меня. «Но и не пусто», — злобно возражает ему чахоточный юноша-аскет. И я иду дальше. Мимо ванной и туалета. В комнату. Из недвижимой мебели здесь два массивных шифоньера и книжный шкаф, на котором выставка посуды: рюмки, фужеры, супницы в количестве двух экземпля-ров, заварочный чайник, многочисленный кофейный сервиз с ампутированными ручками на некоторых чашках и даже — казенные стопки тарелок, увенчанные тяжелыми грозными са-латницами. А из того имущества, что все-таки можно спасти в случае пожара или стихийно-го бедствия я помню только два кресла, что стоят в ряд возле стены, как в нотариальной конторе, диван какого-то обиженного цвета и журнальный столик. Есть еще, конечно, пара представителей семейства ковровых (один отряда бровых), что-то ещё. И, естественно, бесстыдно взгромоздившийся на убогую подставку ламповый титаник «Горизонт» с неуместной панамой-салфеткой на голове и маленькой вазочкой с тремя сухими бессмертниками на темени.

Я медленно пересекаю комнату, вдыхая какой-то странный аромат, который напоминает мне запах кухни после ремонта, взбираюсь на подоконник и —жду. Это моё место в зритель-ном зале. Сейчас начнётся фильм, спектакль, представление. И я сижу и жду. И вот однажды, когда я точно также сидел на этом самом подоконнике, я вдруг подумал, представил, увидел: а что, если ...

Конечно, такого быть не может, но все-таки: а что, если ... Вот так и родилась эта история. Смешная или грустная. Забавная или печальная. Не мне решать. Вам.

Конечно, ничего этого не было на самом деле. А если бы всё-таки и было, то произошло бы, наверняка, именно в семье Бызовых. Впрочем, может быть, и в какой-то другой. Я не знаю. Но тот факт, что всё это я придумал, сидя на подоконнике в однокомнатной квартире, что в первом подъезде на четвёртом этаже, прямо, в том самом доме без номера — о чём-то говорит.

Так что пускай всё там и происходит. Начнём.

Василий Сигарев

Фотоальбом:

Посмотреть весь фотоальбом

Пресса: